rublev.blog

Category:

Вагоны метро для женщин. Иран

...Тегеранский метрополитен был запущен в конце 1999 года, и на момент моего визита в страну в нем было всего три линии. Все станции оказались довольно однотипными, и кататься по ним в поисках архитектурных изысков не имело смысла. Поразило другое. Состав делился на три части: вагоны только для мужчин, один смешанного типа для женатых пар и women only. Последние занимали примерно треть поезда и размещались в его начале и в конце. Не зная всех этих тонкостей, я попыталась войти в первый же попавшийся вагон. Но, даже будучи одетой согласно предписанному дресс-коду, чтобы было видно только лицо, я была изгнана оттуда негодующими мужчинами.

Специальные вагоны для женщин размещаются в начале и конце состава. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru
Специальные вагоны для женщин размещаются в начале и конце состава. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Пропустив состав, я поплелась в самый конец станции, чтобы сесть в женский вагон. Когда двери открылись, я замерла в изумлении. Во-первых, меня ошеломило количество пассажирок. Помимо того что все сиденья были заняты, дамы довольно плотно стояли, сидели и даже лежали на полу. Рядом с ними возились многочисленные дети, в том числе мальчики до 10 лет. Во-вторых, в нос мне ударил запах чеснока и нафталина. Позже местные журналисты мне рассказали, что нафталин – это своеобразная заявка на статус. Он заменяет духи для бедняков, ведь те, кто пахнет настоящим парфюмом, предпочитают передвижения на такси или в собственном авто. А постоянным жеванием чеснока дамы борются с инфекциями, которые можно подцепить в местах столь массового скопления людей.

Поезд подземки делился на три части: вагоны только для мужчин, один смешанного типа для женатых пар и women only.
Поезд подземки делился на три части: вагоны только для мужчин, один смешанного типа для женатых пар и women only.

Почти половина присутствующих была с пластырями на носу. Вначале я подумала, что их дома избивают мужья. Однако выяснилось, что иранки очень любят совершенствовать черты лица и часто хирургически «поправляют» свои неидеальные носы.

Во время перегона поезда от станции к станции в вагоне вовсю идет торговля – на конечных станциях метрополитена часто располагаются большие базары, и торговки, возвращаясь домой или по пути на работу, пытаются что-то продать. Это могут быть как предметы нижнего белья, так и средства для борьбы с насекомыми и косметика.

Как только я вошла в вагон, сразу же поднялась шумиха. Меня обступили несколько пожилых женщин и, выкрикивая что-то на фарси, жестами велели мне убрать висящий на шее фотоаппарат. Также потребовали предъявить документы. Причем только аккредитация в виде бейджа от министерства их не устроила, они попросили показать письменные бумаги с разрешением на фото- и видеосъемку, потом изучили мой загранпаспорт и российское удостоверение журналиста. В завершение просмотрели отснятое на фотоаппарат. Поняв, что все хорошо, показали мне жестом, где встать, но через пару станций все-таки не выдержали и, яростно жестикулируя, прогнали меня из вагона. Мои вялые попытки отстоять право на пользование метрополитеном только раззадорило их ярость. В итоге я оказалась на улице в малознакомом месте. До гостиницы я уже добиралась пешком, ориентируясь по взятой в гостинице карте. Можно было, конечно, проехать десяток остановок на наземном транспорте, но там все было еще хуже. В автобусах места для женщин определены в самом конце. И если в так называемой мужской части еще был хоть какой-то просвет, то в женской – яблоку не то что упасть, зависнуть в воздухе было негде.

Милена Фаустова
Новая Газета

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded