Макс Рублёв (rublev.blog) wrote,
Макс Рублёв
rublev.blog

Categories:

Трамбовщик

МОСКВА, 21 октября. /ТАСС/. В штат сотрудников московского метро никогда не будут введены специальные работники, заталкивающие пассажиров в вагоны в час пик. Об этом корр. ТАСС сообщил по телефону начальник столичной подземки Дмитрий Пегов

Ну я наверное тут с начальником не соглашусь, слово «никогда» оно слишком категоричное. Возможно, когда-нибудь, в очень или не очень далёком будущем, в московском метро появятся такие трамбовщики как Димк, герой рассказа Бориса Примочкина «Трамбовщик». Возможно и нет. Посмотрим. Целиком текст приводить не буду, только отрывок.

...Ох уж эта спешка. Век скоростей. Руки Димка были заняты. Обычно он
придерживал ими прозрачную дверь из толстой, тяжелой пластмассы. А тут
растерялся. Понял свою ошибку, когда раздался характерный шлепок.
Обернулся: опять та самая старушка согбенная. Держится за щеку.
Смотрит злобно, обиженно. Если честно, виноваты оба: он не придержал,
она не среагировала. Хоть бы ногу выставила. Надо бы помочь, оказать
первую медицинскую, вторую душевную, третью интеллектуальную помощь.
Некогда.
"Извините, - бросил через плечо, - опаздываю. Если что, штрафуйте
по адресу на спине". Фраза вышла длинноватой, но с выразительными
интонациями, почти без гласных. Горожане частенько прибегали к этому
особому скоростному языку торопящихся людей. "Спсб", "извнт", "схдт".
Что означало - спасибо, извините, сходите на следующей?
Вот и его станция. Здесь Димк работал трамбовщиком-почасовиком.
Демографический взрыв обострил транспортную ситуацию. Попасть в вагон
в часы "пик" не каждому по силам. Особенно страдали люди вежливые,
воспитанные, не умеющие пользоваться локтями.
Приходится трамбовать,
но это крайние меры. Умелый руководитель до этого не допустит. Участок
у Димка трудный. Пересадочная станция в центре города. Учреждений
полным-полно. За смену так ухайдохаешься, что возвращаться нет сил.
Заработки, правда, неплохие. За час - стольник.
Участок был уже переполнен. Толпа возбужденно гудела. Что-то
случилось на линии. Два поезда проследовали без остановок, вот и
накопилось. Яблоку негде упасть. В такой обстановке нервозность,
истеричность, тяга к скандалам и панике резко возрастают. Надо быть
особо внимательным.
Вот и поезд с грохотом вылетел из черного дула туннеля. Димк достал
из рюкзака складной шест из пружинистого фибролиналита. Трамбовщики
этими шестами довольны. Поезд еще только останавливался, а Димк уже
взлетел над толпой на крышу вагона. И оттуда начал руководить
посадкой. Удобное место перераспределять потоки.
Самая дурная привычка - войдя в вагон, встать у дверей и загородить
проход. Остается узенький коридорчик, по нему и сочится выходящий
поток. Сами себя задерживают. Остановки короткие, не всем удается
выйти. Коридорчик надо расширять. Димк принялся работать шестом как
рычагом. Отодвинул загораживающих. Дело пошло быстрее. Потом кинулся к
другой двери. На ходу успокаивал:
- Товарищи мои дорогие, успеете, не спешите. Раздвиньтесь. Шире.
Так, хорошо. Отлично. Чудесно.
Больше хвалить, сеять зерна комплиментов. Они взойдут хорошим
настроением, улыбкой, просветлением лиц.
Но иногда попадаются экземпляры, на которых слова не действуют.
Таких приходится палкой. Всем не угодишь. Главное - не обидеть
пожилых, детей, инвалидов.
В середине смены попался Димку мужик - здоровенный и упрямый, как
валун. Слова не помогали, попробовал шестом. И слева, и справа.
Тяжелый случай. И так и сяк пробовал - ни в какую. Делать нечего,
пришлось направить на него клокочущую, сметающую все на своем пути
энергию выходящего потока. Валун подняли, завертели пушинкой и
отбросили далеко от дверей. Сам виноват. Нельзя нарушать правила
пользования транспортом. Они простые и ясные: родителей с малышами
пропускать первыми. Потом стариков. Потом хозяек с авоськами и
сумками. Затем остальных. Холериков желательно подтрамбовать к
флегматикам. Меланхоликов к сангвиникам. Сумма жизни от такой
перестановки слагаемых увеличивается. Даже на короткое время перегона
психологическая совместимость в условиях резко подскочившей
нервозности оказывает успокаивающее воздействие. Иначе не миновать
ссор, которые перерастают в побоища.
Кто виноват? Найдут стрелочника. Трамбовщик! Не так загрузил.
Накалил обстановку. Перепутал чистых с нечистыми. А начнешь доказывать
про социальную напряженность, экономическую нестабильность,
загрязненность воды, почвы и воздуха, так тебе еще и диверсию пришьют.
Нет, чтобы скользящий график на предприятиях ввести... Экономику
поправить... Демографию отрегулировать... И побольше средств направить
на транспорт.
Раньше в поездах работали гасители. Люди крепкие физически и
морально, в основном из цирковых клоунов. Могли шуткой, пантомимой
поднять настроение, преподнести ненавязчивый урок молодежи.
Удовольствие было ездить в метро. Отдых. Но нашлись умники, посчитали
гасителей конфликтов экономически нерентабельными. Вот где
вредительство, диверсия. Головотяпство. Теперь эту работу перевалили
на плечи трамбовщиков. Неудобно это. В считанные секунды с потоком
управься, разберись, кто есть кто, и составь оптимальное сочетание
пассажиров, от которого будет зависеть их счастье на ближайшие
десять-двенадцать минут. А может, и большее: успехи на производстве и
дома, в науке и за школьной партой...

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments